Содержание: [Скрыть]

Пожилой человек привык полагаться на государство, как на гаранта спокойствия.  Если возникает нужда в помощи или уходе, он обращается в госструктуры, начиная с поликлиники и службы социальной помощи. Однако далеко не всегда он может добиться помощи, и виной тому не черствость работников, а громоздкий механизм государственного аппарата. Эффективной альтернативой в этом случае может стать негосударственная система, способная взять на себя часть ответственности за пожилых людей и встроиться в систему господдержки.

4545

Фото из открытых источников

О том, какие службы, кроме государственного аппарата, занимаются заботой о пожилых людях говорили участники сессии «Общественная забота», прошедшей в рамках V Всероссийского форума «Россия – территория заботы».

Забота рядом

Социальный проект «Забота рядом» появился во время пандемии, когда число нуждающихся в помощи катастрофически росло, а будущее было неопределенно, рассказала руководитель программы «Старшее поколение» (благотворительный фонд Елены и Геннадия Тимченко) Мария Алексакова. Необходимо было поддержать НКО, работающие с людьми старшего возраста, организовать обмен практическим опытом и разработать общую стратегию действий.

Сейчас проект объединяет в сеть свыше 500 некоммерческих организаций в 72 регионах, в работу вовлечены свыше 10 тысяч волонтеров. В рамках проекта выявлены более 7 тысяч пожилых людей, которых «не видела» государственная система социальной помощи. На данный момент НКО системно оказывают помощь свыше 100 тысяч пожилых людей.

«В 2020 году, — сказала Александрова, — в рамках фонда мы запустили проект «Ближний круг», направленный на поиск практик помощи пожилым людям. Нам удалось найти больше 100 лучших практик по всей России, и мы надеемся организовать помощь не только группе пожилых людей, но и другим группам. В частности, в этом году мы нашли 32 лучшие практики для семей и детей в трудной жизненной ситуации».

Проблема поиска

Важное, но пока недостаточно отработанное направление деятельности благотворительных организаций — выявление потенциальных объектов заботы и выработка алгоритмов индивидуальной помощи. Информация о нуждающихся людях далеко не всегда собирается системно, каждая НКО пытается выработать собственные стратегии. По словам PR и фандрайзинг-директора МОО БЦ Хэсэд Авраам Ольги Васильевой, работники фонда узнают о таких людях через соседей или патронажных работников, оказавшихся в экстренной ситуации (например, подопечный перестает открывать дверь). Еще один путь — служба социальных участковых, которые выявляют нуждающихся стариков, помогают пройти необходимые инстанции и получить индивидуальную программу помощи.

 «Прямым поиском стариков, которым необходима помощь, мы не занимаемся, — добавила она, — мы заявляем о себе, надеясь, что люди придут сами. К сожалению, ни коммерческий, ни государственный сектор не освещают свою деятельность в должной мере — люди не знают о своих правах».

Проблема выявления особенно остра в случае людей с деменцией. Как сообщил начальник отдела международной деятельности и общественных проектов РГНКЦ РНИМУ им. Н.И. Пирогова Вадим Самородов, на сегодняшний день в России диагностируется примерно 9 тысяч случаев болезни Альцгеймера в год, тогда как по расчетным данным в стране должно выявляться не менее 1,7 млн случаев. О развитии деменции у пожилого члена семьи иногда не знают даже родственники. 

«Мы не можем вторгаться в частную жизнь людей без их желания, — сказала Ольга Васильева. — Соседи, жалуясь на квартиры стариков, заваленные хламом или пахнущие на весь подъезд кошками, обращаются в правоохранительные органы, а те решают вопрос без нас — с помощью родственников или силовыми методами».

«Хорошие истории»

Татьяна Акимова, исполнительный директор регионального благотворительного фонда «Хорошие истории», добавила, что сотрудничество с фондом Тимченко в рамках программы «Забота рядом» подразумевает ряд структурных улучшений:

  • обмен опытом между организациями,
  • формирование НКО в саморганизованную сеть без вертикали власти,
  • единая система реагирования на нестандартные ситуации (когда отдельная организация не знает, что делать, социальна служба не имеет возможности помочь, а силовые структуры бездействуют из-за отсутствия законодательной базы).

Но этого мало. Необходимо разработать комплексную систему общественной заботы, объединяющую НКО, соседские сообщества, инициативные группы и государственные структуры. «Если власть, некоммерческие организации и бюджетные учреждения начинают сообща заниматься проблемой, — заявила Акимова, — решения принимаются быстро даже на уровне правительства».

На сегодняшний день определились три ключевых направления, развития системы помощи пожилым людям.

1. Социальные волонтеры

Нередко работа волонтеров сводится к доставке продуктов и работе на мероприятиях. Необходима практика, в рамках которой добровольцы будут приходить к пожилому человеку каждую неделю и помогать непосредственно в быту. Это тяжелая работа, и таких волонтеров крайне не хватает.

2. Противодействие пренебрежительному отношению к пожилым людям

Проблема прорабатывается много лет, и в отличие от остальных направлений здесь сделаны существенные шаги. Большая часть решений по этому вопросу вошла в план работы правительственного аппарата, а при МВД создана рабочая группа, которая занимается проработкой предложений фонда в силовом сегменте.

3. Соседские сообщества

Это направление развивается наиболее тяжело, так как в отличие от НКО соседские сообщества состоят из обычных людей со двора, не мотивированных на оказание помощи. Чтобы инициировать их активность требуются особые механизмы взаимодействия, которые до сих пор не проработаны.

А что государство?

О новациях в государственном секторе рассказала директор СПБ ГКУ «Центр организации социального обслуживания» Тамара Бондаренко.

Изначально социальное обслуживание было абсолютной прерогативой госструктур, однако федеральный закон 442 ФЗ расширил рамки помощи и впустил в эту систему негосударственные организации. Более того, выявлять нуждающихся людей и оценивать объем помощи стали сами поставщики услуг. Однако скоро стало ясно, что многие из них преследуют свои интересы.

В итоге появились две новые службы — центр организации социального обслуживания и служба социальных участковых, которые выявляют нуждающихся и только потом, после определения объема помощи сторонними экспертами, передают их поставщикам услуг. В качестве экспертов были выбраны медицинские организации, куда пожилые люди чаще всего обращаются за помощью — со многими из клиник подписаны соглашения о сотрудничестве.

Благодаря такой структуре прирост выявленных людей за три последних года составил около 30-40 тысяч, из которых 67% — пожилые люди.

Информацию службах социальной поддержки необходимо доносить до населения, — добавила Бондаренко. — О своих правах многие люди просто не знают. «Во время пандемии открылся кол-центр, сотрудники которого не только принимали звонки, но и сами обзванивали пожилых людей по базе данных. Опрос пенсионеров старше 80 лет показал, что из 650 стариков, проживающих в Санкт-Петербурге, помощь получают лишь 120. Также выяснилось, что самостоятельно за программой обратились не более 4-5% из 5-6 тысяч опрошенных респондентов. Так что активная информация о службах помощи может стать хорошим инструментом выявления пожилых людей, которым необходима индивидуальная поддержка».

Кроме предоставления помощи, службам (и социальным участковым) приходится оказывать услуги по сопровождению пожилого человека в государственные структуры. «Люди боятся обращаться в органы государственной власти, — сказала Богомолова. — Узнав о необходимости получения индивидуальной программы реабилитации, старик пугается, что комиссия лишит его инвалидности. Иногда приходится до полугода сопровождать человека, консультируя по вопросам, связанным с оформлением государственной помощи».

НКО и государство — как строить взаимодействие?

К сожалению государственная система и некоммерческие организации до сих пор не нашли эффективного алгоритма слаженной работы. По мнению Акимовой, оптимальным вариантом для координации работы этих структур может стать служба социальных координаторов, которая как первичное звено свяжет обе ветви соцподдержки. Получая обращения от нуждающихся, координаторы сами будут разрабатывать необходимую маршрутизацию и определять необходимую степень вовлеченности каждой из структур. Что же касается поисков путей взаимодействия коалиции НКО с государством, то здесь необходимо выстраивать два направления:

  1. Эффективное партнерство

«Прежде всего, необходимо выработать общее понимание такого партнерства, определить цели, эффективность и вклад каждой из сторон, — объяснила Акимова. — Затем надо точно понять роль в партнерстве некоммерческих организаций и местных сообществ. Пока нас воспринимают, как услужливых помощников. Но нужно, чтобы наши организации работали в равноправном партнерстве. Тогда мы станем лучше понимать, что от нас требуется и это позволит выстроить систему, где у каждого есть функционал и собственная оценка эффективности».

  1. Диалог с правительством РФ и региональным властями

Органам власти необходимо научиться общаться с НКО по всем вопросам помощи пожилым людям и принимать решения совместно с некоммерческими организациями.

«В будущем жизнь незащищенных слоев станет хуже. Помогать им должны все правительственные уровни: от президентского фонда до региональных властей. Кроме того, в поддержку малоимущих слоев населения следует включать представителей бизнеса. Если мы возьмем на вооружение эту схему и создадим общую систему социальной помощи, качество жизни тех, кому мы помогаем, улучшится, а мы построим такое будущее, какое хотим для себя и своих детей», — сказала Акимова в заключение.