Какой образ возникает у вас в голове, когда слышите слово «старик»? Несчастный человек, готовящийся к смерти? А может, персонаж из фильма «В бой идут одни старики»? Смеем предположить, скорее первое, чем второе.

5656

Материал подготовлен на основе документа Всемирной организации здравоохранения «Благоприятные условия для жизни людей старшего возраста в Европе. Пособие с описанием стратегических областей действий»

Отношение к пожилым людям в обществе – это сложная социальная проблема, которая коренится как в индивидуальном мироощущении – нежелании нормального человека думать о смерти и старости, так и царящем в информационном пространстве «культе молодости». Тем не менее прогресс продвигает нас к тому, что у среднестатистического гражданина появляется гораздо больше шансов дожить до старости со всеми ее следствиями и ограничениями. Общества развитых стран стремительно «стареют», что сопровождается серьезной нагрузкой на социальные системы. Разные государства ищут свои ответы на демографические вызовы – где-то вводятся новые налоги и страховые выплаты по финансированию долговременного ухода, где-то (как в Японии) практики социального ухода уже начинают преподаваться в школах. Но главное, что отличает развитое общество, это ответ на вопрос «зачем?» Зачем нужно ухаживать за немощными людьми, если их уже не вылечить? Зачем столько тратить на пенсии и социальные выплаты? Зачем вообще нужны старики? Ответ обычно рационален и очевиден: потому что по образу старости и по наличию возможности получить заботу и уход даже в самом немощном состоянии каждый гражданин может судить о собственном будущем, в котором обязательно присутствует старость, и, соответственно, быть готовым добросовестно работать, исполнять законы, растить и учить детей, платить налоги.  

Но как этот ответ реализовать на практике?

Задача формирования благоприятной среды для пожилых людей является многогранной и многофакторной. Для того чтобы ее создать, Всемирная организация здравоохранения определяет восемь областей действий социальной политики государства:

  • внешняя среда,
  • транспорт и мобильность,
  • жилищные условия,
  • участие в жизни общества,
  • социальная инклюзия и отсутствие дискриминации,
  • гражданская активность и вопросы занятости
  • коммуникация и информирование,
  • услуги здравоохранения и социального обеспечения» (ВОЗ «Благоприятные условия для жизни людей старшего возраста в Европе. Пособие с описанием стратегических областей действий» https://vozrast-online.ru/images/docs/voz-blagopriyatnaya-sreda.pdf).

Очевидно, что эта работа не просто на долгосрочную перспективу, она находится и должна находиться в постоянном развитии. Но можно определить наиболее важные перспективные направления и отслеживать по ним результаты. Все исследования (в том числе по «Индексу активного долголетия») показывают, что ключевой аспект качества жизни – это здоровье, а следующим пунктом идут вопросы занятости и социальной вовлеченности. Логично, что именно эти направления стали основой для национального проекта «Демография» и федерального проекта «Старшее поколение».   

В части медицины и заботы национальный проект дал старт развитию гериатрии и системы долговременного ухода, и на этом мы остановимся немного подробнее.

Гериатрия как медицинская дисциплина, ориентированная на возраст-ориентированные синдромы, начала активно развиваться в мире с начала 1990-х годов. В России в это время тоже реализовывались разного рода гериатрические пилотные проекты. Официальное же признание и план внедрения гериатрия приобрела в 2016 году, с включением в Стратегию совместных действий в интересах граждан старшего возраста, выходом и изданием Приказа Минздрава России № 38н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи по профилю «гериатрия», а реальное ускорение этот процесс получил в 2018 году с принятием национальных проектов. За один 2018-й год количество гериатров в стране выросло со 160 до почти 1000 врачей при общем плане в 2000 (один гериатр на 20 000 населения 60+). Ттем не менее сказать, что гериатрия получила широкое признание и распространение, можно только с большими оговорками, так как существует еще много барьеров, которые можно разделить условно на две группы.

В качестве первой группы барьеров можно определить комплекс проблем, связанных с включением гериатров в процесс оказания медицинской помощи или, другими словами, точно определить роль врачей этого профиля в общей системе первичного звена здравоохранения. Гериатр квалифицируется прежде всего как консультант для других специалистов, а не как лечащий врач, что само по себе делает работу с пациентами со старческими синдромами двухуровневой, а соответственно более сложной в управлении. Кроме того, работа со старческими синдромами не заканчивается только на медицинских процессах – важнейшее значение имеет дальнейший уход и ответственное соблюдение пациентами всех предписаний врача. Этот вопрос частично решается запуском в стране (также в рамках федерального проекта «Старшее поколение») системы долговременного ухода (СДУ), в которой заложены механизмы взаимодействия врачей и социальных работников, а ключевую координирующую роль должен играть гериатр.

Вторая группа проблем напрямую связана с вопросом, поставленным в начале этой статьи: «Зачем лечить стариков?». Возможно, что читатели этой статьи сами никогда не задавались этим вопросом, и он даже может звучать неуместно, но все слышали про ситуации с родственниками и знакомыми, когда «скорая» отказывала старому человеку в госпитализации, терапевты говорили «вам поздно лечиться или делать операцию», а человека с когнитивными нарушениями называют «бабкой с дурным характером». Так, например, из примерно 240 тыс. случаев перелома шейки бедра, встречающихся в подавляющем большинстве в пожилом возрасте, только 40 тыс. (15,5%) получают операцию по замене сустава и еще 55 тыс. (23%) консервативное лечение. Что происходит с остальными? Либо мучительная смерть (более 50% умирают в первый год)[1], либо оставшаяся жизнь в лежачем – по сути вегетативном – состоянии, с огромной нагрузкой на социальную систему и на ухаживающих родственников. Это только одна из картин возрастной дискриминации в системе здравоохранения.

Похожая ситуация со старческими когнитивными заболеваниями. В России, по усредненным расчетам, разработанным ВОЗ, должно быть не менее 1,7 млн проявлений деменции, которая на 70% связана с болезнью Альцгеймера. (В Японии, например, такие диагнозы выявляются у 4,6 млн в год на 130-миллионное население.) Но диагностируется в стране только чуть более 9000 случаев – как орфанное заболевание. В итоге мы просто не знаем, сколько людей в стране поражены старческой деменцией и, соответственно, какие ресурсы нужны, чтобы противостоять ее распространению.

Проектный офис Федерального проекта «Старшее поколение» и Российский геронтологический научно-клинический центр (РГНКЦ) РНИМУ им. Н.И. Пирогова разработали комплексы мер по предотвращению и профилактике двух самых наиболее тяжелых возрастных недугов – переломов в результате падений и когнитивных нарушений, которые предлагают планы развития инфраструктуры профилактики, экстренного реагирования, лечения и реабилитации. Но эти планы вряд ли сработают, если не будет скоординированных усилий общества, государства и бизнеса, прежде всего в части профилактики. Так, падений очевидно станет меньше, если на улицах будут ровные тротуары, хорошая дорожная разметка и уличные переходы, в домах удобные подъезды и лифты, а снег и лед будет вовремя убираться и засыпаться противоскользящим средством. Опасность падений снижается при доступности качественно обустроенных торговых центров и онлайн доставки продуктов и товаров первой необходимости.

В то же время риск тяжелых последствий от падений в первую очередь зависит от образа жизни конкретного человека и его информированности о рисках. Так, одна из главных причин повышенного травматизма и, в частности, перелома шейки бедра связана с развитием остеопороза, которое в свою очередь можно затормозить через правильное питание, прием нужных витаминов и соответствующих профилактических лекарств. Это нужно знать всем, и информация об этом должна быть широко доступна.

В случае с когнитивными нарушениями важнее всего их своевременное обнаружение, так как, например, болезнь Альцгеймера неизлечима, но можно замедлить ее развитие.

Таким образом, становление гериатрии неразрывно связано с развитием общественной инфраструктуры и формированием общественного мнения в отношении здорового старения.

Чтобы двигаться в этом направлении, РГНКЦ запустил целую серию информационных проектов. Прежде всего это портал «Возраст онлайн», на котором публикуются эксклюзивные материалы, связанные со всеми аспектами успешной старости – здоровья, досуга, окружающей среды и многого другого. Портал в том числе открывает возможности для публикаций специалистов в области медицины, включая студентов РНИМУ. Приглашаем всех желающих.

Летом этого года в рамках портала был запущен проект «Дорогие мои старики», который призван бороться с серьезным общественным недугом – жестоким и пренебрежительным отношением к пожилым людям. На лэндинге проекта публикуются исследования по истокам происхождения этого недуга, принимаются личные истории преодоления насилия и жестокого отношения и лучшие статьи по этой теме в СМИ.

Почему это важно? Любые системные действия и разработка государственной политики по решению сложной общественной проблемы должны основываться на актуальной и корректной обратной связи. В настоящее время создана межведомственная рабочая группа при МВД по предотвращению жестокого отношения к пожилым. В группе участвуют представители здравоохранения, социальной защиты и общественных организаций, в ее задачи входит подготовка предложений по созданию инфраструктуры профилактики и предотвращения этой проблемы. Поэтому истории и публикации из реальной жизни позволят лучше сформулировать и проработать системные решения, и каждый имеет возможность принять в этом участие.

РГНКЦ планирует разрабатывать и другие проекты, ориентированные на создание в обществе благоприятной среды для граждан старшего поколения. Например, это работа с первичным звеном здравоохранения и продвижение института наставничества в интересах пожилых людей, просветительские проекты для школьников, чтобы они узнавали про особенности пожилого организма и изменения, происходящие по мере старения, и начинали лучше понимать своих бабушек и дедушек.

Работа по развитию гериатрии, по сути, касается каждого, потому что все мы будем пожилыми и нам всем будет лучше, если в стране сформируется благоприятная среда для встречи старости, а образ российского старика будет соответствовать представлениям о прекрасном. Приглашаем всех к сотрудничеству!  

 

[1] По данным исследования ФГБУ «Центр экспертизы и контроля качества медицинской помощи» Министерства здравоохранения Российской Федерации. 2020 г.

Фото из открытых источников