Содержание: [Скрыть]

В начале августа 1997 года в маленьком городке Арль на юге Франции скончалась симпатичная старушка по имени Жанна Кальман. Несмотря на то что она не была ни известной писательницей, ни талантливым композитором, ей суждено было стать гордостью нации и объектом международного внимания. И все потому, что на момент смерти ей исполнилось 122 года — на сегодняшний день это официально максимальный возраст, которого достигло человеческое существо. Даже сейчас, спустя двадцать пять лет, при постоянном росте продолжительности жизни, никто не перешагнул этот рубеж.

72

О том, как меняется организм человека, перешагнувшего 90-летний рубеж, почему бессмертие уже не кажется недостижимой сказкой и в чем тайна знаменитых «голубых зон» — регионов с аномальной концентрацией долгожителей, рассказала научный сотрудник лаборатории сердечно-сосудистого старения РГНКЦ РНИМУ им. Н. И. Пирогова Ксения Ерусланова.

«Отложенная старость» — долголетие вопреки математике

До недавнего времени никто не сомневался в том, что все организмы проходят один и тот же цикл — рождаются стареют и умирают. Еще в 1825 году английский математик Бенджамин Гомпертц предложил модель, согласно которой вероятность смерти человека удваивается каждые восемь лет. Модель, известная как "кривая Гомперца", стала довольно популярной, особенно в качестве фактора риска при страховании жизни. Согласно этой модели, после 100 лет вероятность смерти составляет примерно 50% и продолжает увеличиваться. Наконец, в пределах 120-130 лет риск смерти становился абсолютным.

В целом, по мнению геронтологов, предел жизни Homo Sapiens как биологического вида составляет 110—120 лет (правда, феномен мадам Кальман не вписался в эти рамки). Объяснения этому представлялись самые разные: потеря эластичности сосудов, невозможность восстановления после негативного воздействия внешних факторов, накопление генетических мутаций, старение клеток после определенного количества делений.

Не тут-то было! В XX веке в науке стали накапливаться данные, не совпадающие со стройной математической теорией. И в начале двухтысячных некоторые гериатры выдвинули шокирующее предположение — после 90 лет человек перестает стареть.

Бессмертие — биологическая норма

Начиная с первой половины прошлого века, биологи начали сообщать об открытии организмов, живущих неопределенное количество лет, полностью опровергая логику кривой Гомперца.

Медуза Тумитопсис способна при опасности вернуться в состояние личинки, из которого потом снова вырастает во взрослую особь. Этот процесс может повторяться бесконечно.

Североамериканский омар —фермент теломераза в его клетках быстро восстанавливает защиту хромосомы и не позволяет животному стареть.

Пресноводная гидра также оказалась в списке бессмертных существ. Ее способность к регенерации столь высока, что, если животное можно растереть на терке, из каждого кусочка будет воссоздан новый организм.

У сосны Бристлекон отсутствуют признаки старения — на клеточном уровне даже старые деревья выглядят как молодые.

Список существ, для которых не существует процесса старения, быстро пополнялся. Чтобы как-то определить этот феномен, геронтолог Калеб Финч ввел термин «пренебрежимое старение». Спустя некоторое время ученые с удивлением обнаружили, что критериям этого понятия соответствуют люди, дожившие до 90—100 лет — зависимости между возрастом и частотой смерти у этих людей уже нет. То есть если человек достигает 95 лет, то шансы дожить до 110 у него выше чем в 80-летнем возрасте. Статистически это невероятно, но факт остается фактом.

Однако принадлежность человека к видам с пренебрежимым старением не так уж и однозначна. Одним из критериев этой группы является сохранение способности к размножению, которую человек к старости теряет. Так что можно ли относить человека к этой категории видов, пока не понятно — вопрос остается спорным.

Генетика или ЗОЖ?

Что именно помогает людям дожить до глубоких лет, тоже до конца не ясно. Известно, что огромную роль играет генетическая наследственность. Если один из однояйцевых близнецов, долгожитель, второй, при равных условиях, с большой вероятностью тоже доживет до почтенного возраста. Кроме того, по мнению ученых, важную роль играет эпигенетика — влияние внешних факторов на активность генов. Это не так невероятно, как кажется на первый взгляд: у некурящего и непьющего человека ДНК повреждается меньше, и это, бесспорно, влияет на продолжительность жизни (а таких факторов, как выяснилось, множество). Кроме того, большую роль играют обычные семейные традиции (например, ЗОЖ всегда оказывается общим правилом).

Но это предположения. Механизма, продлевающего жизнь, ученые не нашли. Еще недавно биологи были уверены, что главное в долголетии — длина теломеров, концевых участков хромосом, предохраняющих ДНК от повреждений. Дело в том, что при делении клетки хромосомы не могут копироваться с самого конца — это особенность фермента ДНК-полимеразы. Значит, при каждом делении хромосомы укорачиваются. Для того чтобы сохранить полезную информацию, существуют теломеры — неактивные «наконечники», которые уменьшаются в размерах, позволяя сохранить нужную информацию (до тех пор, пока теломеры не исчезнут совсем — тогда клетка умирает). С этим процессом и связывали старение. Однако дальше никакой значимой связи между сроком жизни людей с длиной теломеров не нашли. Скорость «стирания» концевых участков в разном возрасте тоже оказалась разной. Так что надежда на что, что тайна долгой жизни будет разгадана с помощью хромосом, пока остается лишь надеждой.

Голубые зоны

Но кое-что ученые нашли. Оказалось, на планете есть странные регионы, где количество долгожителей фантастически зашкаливает вопреки любой статистике. И некоторые сходства этих зон ученые таки выделили.

История началась в 2000 году, когда двое исследователей, итальянец Джанни Пес и бельгиец Мишель Пулен, опубликовали статью, в которой описали местность в провинции Нуоро на Сардинии (сейчас это провинция Ольястра) как регион с самым большим относительным количеством столетних мужчин. При среднем уровне по планете 1:5 (один старичок на пять старушек) соотношение в этом регионе оказалось равным — 1:1. Ученые обвели регион на карте голубой чертой и назвали «голубой зоной». Спустя несколько лет гериатр Дэн Бюттнер при поддержке Национального географического общества выделил еще четыре таких зоны.

- Остров Окинава (Япония). Даже при том, что продолжительность жизни в Японии одна из самых высоких в мире, количество 100-летних людей на Окинаве в пять раз больше, чем в целом по стране.

- Город Лома-Линда (Калифорния, США). Город, в котором в основном проживают адвентисты седьмого дня. Средняя продолжительность жизни здесь на 10 лет больше, чем в среднем по стране: 91 год для женщин и 89 лет для мужчин. Стоит добавить, что количество онкозаболеваний в городе на 80% меньше, чем в других регионах США.

- Остров Икария (Греция). Средняя продолжительность жителей этого острова 88,1 года — более чем на восемь лет больше, чем в целом по Греции.

- Полуостров Никоя (Коста-Рика). Несмотря на то что на медицину жители этого региона тратят в 16 раз меньше, чем в США, активных 90-летних людей здесь в 2,5 раза больше.

Каждая зона по-своему уникальна, однако Бюттнеру удалось выделать общие особенности, которые, как считает исследователь, сделали эти места центрами долгожительства.

  1. Прежде всего, это районы с крайне высокой социальной вовлеченностью стариков в жизнь общины. Здесь культивируется уважение к старшим, взаимопомощь, высокие семейные ценности.
  2. Эти зоны объединяет низкий процент алкоголизма, курения и высокий уровень физической активности.
  3. Во всех зонах, кроме Южной Америки, люди экономически защищены и имеют доступ к качественной медицине, а в Коста-Рике отсутствие высокого уровня экономики нивелируется социальной активностью и здоровым образом жизни.
  4. Жители этих зон интуитивно соблюдают низкокалорийную диету, потребляют крайне мало мяса, предпочитают овощи, фрукты, орехи, морские продукты, много двигаются, пьют чистую воду и не брезгуют хорошим вином.
  5. Ну и, наконец, все эти люди – неисправимые оптимисты. Они просыпаются по утрам, твердо зная, зачем проснулись, притом что никогда не перетруждаются на работе и живут исключительно своими, а не чьими-то чужими интересами.

Впрочем, статистики утверждают, что с «голубыми зонами» не все так гладко, как хотелось бы. Большинство столетних жителей «голубых зон» не имеют заверенного свидетельства о рождении государственного образца — возраст известен с их слов.

Итальянцы возрастом свыше 110 лет в основном проживают в районах, где продолжительность жизни наиболее коротка — тоже несуразность. Кстати, и Окинава, где расположена Японская «голубая зона», славится самой низкой продолжительностью жизни в стране.

В общем, споры о «голубых зонах» не утихают до сих пор, однако принципы жизни столетних, изложенные в данной концепции, скорее всего действительно работают — у нас есть шанс проверить это на себе!

Так что же с «отложенной старостью»?

У тех, кто перевалил за 95 лет, действительно меняется процесс старения, утверждают ученые.  Возраст-ассоциированные заболевания у долгожителей развиваются позже и в более мягкой форме (а нередко не развиваются вообще). Болезни сердечно-сосудистой системы, сахарный диабет, губительные для человека в 60+, в возрасте 80-90 лет развиваются вяло и текут почти незаметно. Болезнь Альцгеймера после 80 наблюдается редко. Нельзя сказать, что старики защищены от возрастных заболеваний, но эти болезни мало отражаются на общем здоровье.

По мнению ученых, такая аномалия, скорее всего, связана с генетическими особенностями. Возраст-ассоциированные заболевания — это результат работы нескольких генов. У долгожителей такие генетические комбинации либо не встречаются, либо у них недостаточно сильная экспрессия для проявления в патологических формах. В частности, гены, характерные для онкологии, активизируются у стариков крайне редко, поэтому рак предстательной железы, который обнаруживается примерно у 80% долгожителей, крайне редко приводит к летальному исходу.

С учетом современной медицины человек с сопутствующими заболеваниями может дожить до 95 лет, а вот далее все зависит от генетических особенностей и здорового образа жизни с молодых лет (та самая эпигенетика). Получается, это не старики избавлены от возрастных болезней, а те, у кого болезни проявятся в слабом состоянии, имеют шанс на долгую жизнь. Возрастные заболевания работают, как решето, через которое человек просеивается до определенного возраста, после чего выходит на плато «отложенной старости».

И все-таки они умирают….

Умирают. Но от чего именно, сказать опять-таки сложно. Обычно глубокие старики уходят тихо в кругу семьи, родственники не настроены производить вскрытие. И все-таки, по статистике, умирают они не от хронических болезней. Главная причина — инфекционные заболевания, поражающие изношенный организм. Еще до пандемии COVID-19 пневмония вышла в топ 10 причин смерти, и случилось это именно из-за стариков. При обилии разнообразных лекарств в арсенале врача крайне мало современных антибиотиков, у которых положительный эффект не сопоставим со возможными осложнениями. По данным FDA, в год в Америке регистрируются всего один-два новых антибактериальных лекарства.  Кроме того, у пожилых пациентов наблюдается снижение защитных свойств собственной иммунной системы, и они становятся более подвержены развитию тяжелых инфекций. Так как профилактировать легче, чем лечить, в последние десятилетия в календари прививок стран Северной Америки и Западной Европы вошла вакцинация от пневмонии и вируса гриппа у лиц 65 лет и старше.

Столетний юбилей – для каждого!

А мы с вами имеем ли шанс дожить до ста лет? Как оказалось – имеем. И немалый! С наступлением эпохи экономического прогресса началось заметное увеличение продолжительности жизни человека, растет и количество долгожителей.

Если среди жителей развитых стран, рожденных в 1950 годы, до 80-90 лет, доживут лишь 15-16% женщин и 12% мужчин, то среди рожденных в 80-е вероятность дожить до 90-95 лет намного выше, а среди рожденных в 2000-2010 годы столетнего возраста достигнет не меньше половины людей.

В России количество долгожителей тоже быстро увеличивается. В период с 2014 по 2019 год количество людей, отметивших столетний юбилей, возрастало на 600-900 человек в год. По данным Росстата, на январь 2019 года рубеж в 100 лет перешагнули больше чем 20,5 тысячи россиян.

Так что в недалеком будущем «голубой зоной» может стать вся планета, феномен отложенной старости перестанет быть феноменом, а возраст Жанны Кальман станет обычным возрастом, которого легко достигнет любой человек, легкий на подъем, обладающий позитивным взглядом на мир и понимающий, что на этой планете он очень-очень нужен.